Русская Православная Церковь Московский Патриархат Борисоглебский Аносин ставропигиальный женский монастырь

Утверждены молитвословия прмц. Дарии Зайцевой

14 марта (1 марта по Юлианскому календарю)  в Аносином Борисоглебском монастыре молитвенно прославили преподобномученицу Дарию (Зайцеву), бывшую послушницей в Аносиной Пустыни. Празднование ей установлено в день мученической кончины на Бутовском полигоне. Память новомученицы с особым благоговением чтится в ее родной обители, одна из сестер монастыря носит в монашеском постриге ее имя.
Накануне этого дня решением Священного Синода от 11 марта 2020 года (журнал № 21) были утверждены тексты тропаря и кондака преподобномученице Дарии (Зайцевой), так что в память святой они впервые были исполнены на службе. Теперь благословением Священноначалия мы имеем возможность почтить память Аносинской новомученицы молитвословиями, составленными специально в ее честь.
 
Месяца марта в 1-й день
Преподобномученицы Дарии (Зайцевой)
 
Тропарь, глас 4:
Агница Твоя, Иисусе, и кроткая голубица Дария,/ яко заколение непорочно и приношение чисто,/ любовию принесшися в жертву Тебе,/ сочетася преподобных светлейшему лику/ и мучеников доблестному полку./ Тоя молитвами, Христе Боже,/ яко Милостив, спаси души наша.
Кондак, глас 8:
Добродетели иноческия стяжавши,/ благочестием и любовию себе украсила еси,/ мук же и смерти не убоявшися,/ тело свое не пощадила еси./ Темже, верою тьму безбожия посрамивши,/ наследница Царствия Христова явилася еси./ Сего ради с любовию зовем ти:/ радуйся, Дарие преподобномученице, в духовней брани нас укрепляющая.


 
 
Преподобномученица Дария родилась в 1876 году в селе Богослово Тульской губернии в семье крестьянина Петра Зайцева. С детства возлюбив Господа, она в ранней юности решила удалиться от мира с его соблазнами и лукавством и служить своему Небесному Жениху. Девятнадцати лет ушла она в Борисоглебский женский Аносин монастырь в 30 верстах от Москвы, в 15 верстах от Звенигорода, на реке Истре, где подвизалась до самого закрытия обители советской властью в 1928 году. Неизвестно с достоверностью, что побудило Дарью выбрать для жительства именно этот монастырь (хотя следует отметить, что несколькими годами ранее сюда на подвижническое жительство перебралась ее односельчанка), но к тому времени Аносина пустынь была процветающей, образцовой общежительной пустынью как по укладу жизни, так и по духовным своим достижениям. Обитель славилась прежде всего своим подвижничеством. Ее монахини нередко становились настоятельницами других монастырей и общин. Многие известные духовники направляли своих духовных чад в Аносино, зная, что именно там они получат помощь в монашеском подвиге и духовное окормление. Вообще Аносинский монастырь часто называли «женской Оптиной пустынью»: здесь также было развито старчество – традиция духовного окормления монашествующих, особенно новоначальных сестер. Каждая из них вручалась опытной монахине – старице, и отношения между ними строились на взаимном доверии, без чего невозможно стяжать смирение и послушание – начало всех других христианских добродетелей.
Дария трудилась на общих послушаниях, особенно часто приходилось ей носить для монастырских нужд воду с реки Истры, протекающей под высоким монастырским холмом по живописной лощине, или из источников, которых множество в окружающем лесу. Обученная в обители грамоте и живописанию, она несла также иконописное послушание, а со временем была назначена помощницей при рухольной (монастырский вещевой склад). Многие годы терпеливо и безропотно трудясь на монастырских послушаниях, послушница Дария вела жизнь смиренную, ничем внешне не выделяясь из среды единонравных сестер. Она не домогалась высших должностей и званий, памятуя о том, что не место и не одежда красят человека. Послушница Дария, почти сорок лет работая Господу, служа Ему верой и правдой,  твердо помнила сказания древних патериков о том, как, случалось, добросовестные послушники по смерти являлись облаченными в великую схиму, в то время как нерадивые схимники оказывались лишенными ее. Поэтому все внимание усердная послушница старалась уделять внутреннему устроению, чтобы явиться – не перед пристрастным и близоруким взором человеческим, но лишь пред очами Отца Небесного – истинным, внутренним монахом, неоскверненно нося свои пустыннические ризы, «в неистлении кроткого и молчаливого духа».
После закрытия монастыря послушница Дария поселилась в селе Холмы Истринского района, где прислуживала в Знаменской церкви. По воспоминаниям местных жителей, вместе с Дарией прибыли еще две монахини, но вскоре они куда-то ушли, а Дарья прижилась при храме. Жила она в церковной сторожке. В 1934 году ее избрали церковной старостой. Одна из местных жительниц вспоминает, что в те годы ее, восьмилетнюю девочку, мама водила к матушке Дарье, чтобы та помолилась и помазала святым маслом больные ножки девочки, ребенок от этого получал облегчение в своей болезни.
2 марта 1938 года послушница Дария была арестована Истринским отделением милиции и заключена в камеру предварительного заключения, а через некоторое время переведена в Таганскую тюрьму в Москве.
8 марта 1938 года тройка НКВД приговорила послушницу Дарию (Зайцеву) к расстрелу. Послушница Дария была расстреляна 1/14 марта 1938 года на полигоне Бутово под Москвой и погребена в общей могиле.
Прославлена Русской Православной Церковью в сонме новомучеников и исповедников

17.03.2020