Русская Православная Церковь Московский Патриархат Борисоглебский Аносин ставропигиальный женский монастырь

Вознесение Господне


Вознесение принадлежит к двунадесятым праздникам подвижного годового цикла и празднуется в четверг шестой недели (седмицы), в сороковой день от Пасхи. Название праздника (в западной традиции – Ascensio, «Восшествие») выражает одно из важнейших событий новозаветной истории, – окончательное завершение Иисусом Христом времени Своей земной жизни и возвращение в Божественную сферу бытия («на небо»).

Согласно повествованию евангелиста Луки (Деян. 1:1-12), Вознесение Господа произошло через сорок дней после Воскресения, в окрестностях Иерусалима – к востоку от города, на склоне горы Елеонской, или Масличной горы. Современные историки датируют его серединой мая 30 года I в. н. э. В чем его смысл и значение для последующих судеб христианской истории?

После страшных испытаний и отчаяния пасхальных дней светлая радость наполнила сердца апостолов. О будущем они едва ли задумывались, – сейчас для них главным было то, что «Господь жив», что Он Воскрес. Да и могли ли они, в основном простые рыбаки, предполагать, что предназначены для всемирной проповеди, для покорения гордой своими легионами и своей культурой Римской империи безвестному Учителю из Галилеи? После Пасхи они разошлись по домам и вернулись к привычным занятиям. Апостолы не знали, что земной путь Мессии уже завершен. Если Он медлит, значит на то есть причины. Нет, они ждали изменений в этом несправедливом мире, ждали наступления Нового Царства. Но какого Царства?

Между тем, Воскресший Христос не раз являл Себя ученикам, утверждая их веру в реальность победы над смертью, в то, что основанное Им на земле Царство не погибнет, но будет пребывать «до скончания века»; а они станут его первыми провозвестниками по «всей Вселенной» (Римской империи). Во время одного из таких явлений на берегу Тивериадского озера Господь простил апостолу Петру малодушное от Него отречение, вновь подтвердив его главенство среди апостолов. (Тем самым Он указал на будущее главенство в христианском мире престола апостола Петра, которому он вручил «ключи Царства Небесного».)

Наконец, во время прощальной трапезы Он повелел им не отлучаться из Иерусалима, но ждать обещанного Богом Отцом дара. В чем будет состоять этот дар? В восстановлении славной монархии царя Давида (X в. до Р. Х.)?

Обратим внимание, что даже в эти часы и минуты, – последние минуты пребывания со Христом, – апостолы далеки от понимания истинного характера основанного Им Царства! Они еще питают те лжемессианские, национально-политические иллюзии, которые двумя месяцами ранее исторгали из уст народа восторженные приветствия въезжающему в Иерусалим Царю Иудейскому: «Осанна!» и «благословен Грядущий!», – вскоре сменившиеся такими же искренними воплями обманувшейся в своих ожиданиях толпы: «Распни, распни Его!»

«Не ваше дело знать времена или сроки…», – звучит суровый ответ Учителя. Этим даром, поясняет Он, станет сошествие Святого Духа. А Сам Он возносится: период ученичества закончился, теперь им предстоит возрастить Царство, росток которого уже показался из земли.

Апостолы не ощутили себя покинутыми и одинокими. Они поняли, что отныне Господь будет жить с ними вечно, и уже никто не в силах их разлучить. Он победил косность и глупость мира, и теперь Ему не страшны ни отречение и предательство заблуждающихся учеников, ни ненависть неблагодарной черни, ни суд Пилата, ни Голгофа... Пройдет еще несколько дней, и они примут удивительный дар, который распахнет перед ними не только двери бедной иерусалимской горницы, но и двери всего мира.

Праздник Вознесения все же окутан легкой грустью: окончилось Первое Пришествие, мы расстаемся с Пасхой. В то же время Вознесение – радостный праздник Божественного вездеприсутствия в новом мире, навсегда преображенном высшей реальностью Воскресения.

Православная иконография Вознесения исходит из эсхатологического смысла слов ангелов: Христос возносится таким, каким некогда вернется «во славе» вершить Страшный суд. Присутствие апостолов, объединившихся вокруг Девы Марии (стоящей в центре группы с воздетыми руками), символизирует провожающую Христа на Небеса и ожидающую Его Второго пришествия Церковь.

Беседа на Вознесение Господа нашего Иисуса Христа святого Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского

Видите ли вы общее нам торжество, которое Господь Иисус Христос даровал верующим в Него Своим вознесением на небо? Это торжество явилось чрез печаль. Видите ли вы жизнь или, лучше, бессмертие? Оно возблистало для нас чрез смерть. Видите ли вы небесную высоту, на которую восшел Христос, и высокую славу, которою Он был прославлен? Он получил ее чрез уничижение и бесславие. И апостол сказал о Христе, что Он смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя. Темже и Бог Его превознесе, и дарова Ему имя, еже паче всякаго имене: да о имени Иисусове всяко колено поклонится небесных и земных и преисподних, и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца (Флп. 2, 8–11). Итак, если Бог превознес Христа Своего потому, что Он смирил Себя, что Он претерпел бесславие, что Он был искушаем, что ради нас Он подъял крест, то как Он прославит нас, если мы не возлюбим смирения, если мы не будем оказывать любви к братиям, если мы не будем стяжать себе души наши терпением в искушениях, если мы не последуем за нашим Вождем, вводящим в вечную жизнь чрез тесные врата и путь? Мы к этому призваны: на сие бо, говорит верховный апостол Петр, и звани бысте: зане и Христос пострада по нас, нам оставль образ, да последуем стопам Его (1 Пет. 2, 21).

Почему же Христос Божий прошел чрез столь великие страдания? Почему Бог ради этого превознес Его и призывает нас в союз страданий Сына Своего? Сам Бог – один и тот же, всегда и вовеки остающийся без перемены, Сам всё пременяющий на лучшее, как восхощет, Сам попускающий изменяться на худшее всему тому, что желает сего. Итак, создание видимое и невидимое, обладающее свободою, может изменяться на лучшее или худшее,– или, примыкая к воле Божественной, получает от нее потребное для того, чтобы совершать восхождение к лучшему, или, противясь Божественной воле, справедливо оставляется Богом и впадает в худшее состояние. Быв созданы Богом, две разумных природы, – природа духовных ангелов и людей, причастных плоти, – не сохранили повиновения Создателю и Господу природы, но старейший из всех духовных ангелов, первозданный первым отпал от Бога. Те из духовных ангелов, кои остались выше сего падения, суть свет и исполнены света и всегда блистают светлейшим светом, ликуют в первом свете и, как начальники света, посылают светоносную благодать тем, которые освещаются низшим светом. А непрестанно воюющий сатана, оставив повиновение Богу, ушедши от света, был осужден на вечный мрак и соделался сосудом мрака, изобретателем и служителем его, сначала для себя, потом для союзных ангелов преступления, а затем (о несчастие!) и для нас, которые, не доверяясь Богу, поверили ему (диаволу). Но все ангелы позора суть самый мрак, суть начало и полнота неверия, горький корень и источник всякого греха, служат виновниками греха для нас и потому недостойны никакого прощения. А нам подается от Бога по милосердию наказание; хотя мы осуждены на смерть, но не должны подчиняться ей (разве только после того, как не будет дано времени для покаяния). Этим мудро указывается, что наше спасение не безнадежно и что у нас нет никакой причины для отчаяния, ибо вся наша жизнь есть время покаяния, так как Бог не хощет смерти грешника,.. но еже обратитися... и живу быти ему (Иез. 18, 23). В самом деле, почему не тотчас за падением последовала смерть (человека)? Или каким образом мы, грешники, заслужили бы жизнь, если бы не было надежды на обращение (покаяние)? Напротив, сын Адама, Авель, тотчас получил свидетельство от Бога, что он явился приятным и угодным Ему (Быт. 4, 4); чрез непродолжительное время после падения Енох начал с верою призывать (имя) Господа (Быт. 4, 26), а Енох не только угодил, но даже переселен был Богом (Быт. 5, 24) и, таким образом, явился очевидным доказательством милосердия Божия к грешникам. Снова возрос грех, и снова произошло отпадение нашего рода от Бога: праведно мы были преданы всеобщему потопу, и снова – не один гнев, не одно осуждение без милосердия. Но, как бы второй корень нашего рода, Бог чудесно сохранил Ноя, нашедши его праведным в роде Своем, как бы отрезая его от мира, погруженного в страсти, но не уничтожая до основания род человеческий. После него стал верным и угодным в очах Божиих (получив от Него Самого свидетельство) Авраам, затем Исаак, Иаков и происшедшие от него патриархи, которым было дано обетование, что со святых небес придет Сам великий Пастырь, дабы возвратить жизнь погибшему стаду. Ныне же явился Христос, Само вечное Слово Божие, Которое создало нас, дабы обновить и восстановить пораженных. Воистинну, Он мудро и милостиво совершил наше обновление в образе человека, укрепив нас соединением с нами для обращения к Нему, открыв нам даже путь на небо чрез обращение к Нему, чрез Свое учение, данное нам. Но так как противное излечивается противным, так как мы умерли по злому намерению лукавого, то мы снова ожили по доброму намерению Благого; и так как замысливший о смерти открыл удовольствия, похоти, которыми род наш ниспровергается в бездну, то Замысливший об истинной жизни открыл нам узкий и тесный путь, ведущий к жизни.

Вы знаете, ради чего люди обыкновенно отдают самих себя на труды и на смерть. Не за малую ли награду воины представляют себя опасностям и даже поражению? Не для малейшего ли увеличения богатств купец пренебрегает бурями, ветрами и жестокими людьми, которые делают и море и землю опасными? Не из-за малого ли куска хлеба часто многие из сильных бывают слугами господ? Ужели же мы не будем служить человеколюбивому Богу? Ужели мы не удалимся от обилия богатств, чтобы достигнуть небесных богатств? Ужели мы не перенесем поношения и позора со стороны людей, чтобы достигнуть божественной славы, меняя смертное на бессмертное? Ужели мы не будем алкать и жаждать немного, чтобы есть хлеб жизни, сходящий с неба, и пить воды истинно живые, которые кто бы ни нашел достойным есть и пить, тот уже не будет алкать и не возжаждет во веки? Ужели мы не очистим душевные очи, воздерживаясь от всякой душевной и телесной нечистоты, чтобы узреть свет более, светлый, чем солнце, или лучше, чтобы быть чадами высшего света? Да не будет, молю вас, братие, чтобы мы предпочитали свету мрак, божественной и вечной радости – удовольствие смерти и служение геенне, богатящей любви – роскошь тления, вещество огня, которым во веки будут жегомы те, которые домогались зла, как показал нам Господь в притче о богаче и Лазаре (Лк. 16, 19–31). Но будем жить, как жил Он Сам, как Сам научил нас, уподобившись нам и понесши крест, – будем следовать Ему, распиная плоть со страстьми и похотьми, чтобы спрославиться с Ним и по воскресении быть взятыми к Нему, как Он ныне был взят к Отцу. Став посреди учеников Своих, Он (Спаситель) дал им заповедь о проповеди и обетования Духа, присовокупляя, что Он пребудет с ними до скончания века (Мф. 28, 20); сказав это и подняв руки Свои, Он благословил их и на виду их поднялся, указывая, что кто будет повиноваться Ему, тот по воскресении вознесется к Богу Отцу. Итак, Господь ушел от них, апостолов, телом, ибо по Божеству Он присущ был им, и, как сказал им, возвеличенный сел одесную Отца с нашим образом. Посему, как Он воскрес и вознесся, так и мы воскреснем все: вознесения же не все достигнем, но только те, у которых еже жити, Христос, и еже умрети (ради Него) приобретение (Флп. 1, 21). Те, которые прежде смерти распяли грех чрез раскаяние и Евангельское обращение, – те одни только после воскресения восхищены будут на облаках в сретение Господне на воздусе. Апостолы после того, как Господь вознесся, созерцали Его очами душевными и вместе поклонились. И мы, восходя на высшую ступень нашей души, очистим себя от порочных и земных помышлений. Ибо так мы получим и пришествие Утешителя и поклонимся в духе и истине Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и присно и во веки веков. Аминь.

24.05.2017