Русская Православная Церковь Московский Патриархат Борисоглебский Аносин ставропигиальный женский монастырь

МЫ ЖДЕМ ПАСХУ. ВЕЛИКИЙ ПОСТ.

Мы все ждем Пасху. Нашу Пасху, личную, когда в сердце безгранично светло, тихо, безмятежно радостно, и душа близка к каждому человеку, принимает в себя все живое и даже неодушевленное, но такое же Божие. Без волнительных примесей немощных человеческих эмоций, в мире с собой и со всеми, оставив позади себя все мутное и враждебное, мы жаждем личной Пасхи, которая делает нас причастными надмирной вечной Пасхе. Ее свет озаряет все уголки тварной Вселенной, пробуждаемой к жизни Воскресшим Христом, Богом - Словом Воплощенным.

Этот славный и чудный мир ранен грехом, в саму мировую плоть прокралась болезнь, которая достигает апофеоза своей временной власти над человеком в мрачном трагизме смерти. И именно такой мир оживляется волнами благодати, исходящими от Великого Крестоносца, Христа, спасающего на вселенском Кресте все и всех, даже самое крохотное создание Божие.

Крестная победа Христова утвердила собой особый, животворящий принцип жизнеустройства – принцип жертвы. Жертвенность во всем, где возникает нравственное напряжение, где требуется сделать выбор в сторону абсолютного Блага, сознательно отказавшись от гибельной альтернативы Ему. Христианство призывает забыть про себя и свое, кажущееся важным и ценным, отказаться от всякого намека на корысть и самоугождение, и в этом обрести истинную свободу, через которую человеческая личность  становится достойной звания Божиего Творения. Жертва освящает человека, облагораживает его внутренний мир, делает его красивым, открывая ему небесные высоты, в которых надмирно совершается Вечная Евхаристия – жертвенное служение благодарения Богу – Творцу за дар жизни.

Любое самопожертвование во Христе спасительно: будь то мученики первых веков, миссионеры средневековья, неизвестные прототипы героев Александра Солженицына или такие яркие личности нашей эпохи, как монахиня Мария (Скобцова), вошедшая в газовую камеру вместо молодой еврейки в одном из нацистских концлагерей.

Личный подвиг христианина может засиять и жертвой другого порядка, менее категоричной, но столь же спасительной в соотнесении с Крестом Бога-Слова. Сдерживание неправых желаний и мыслей, преодоление в себе любого зла на уровне поступка, слова и мысли, удержание движений плоти через пост, усиление молитвенного подвига – это трудный путь жертвы современного христианина в свете грядущей личной и соборной Пасхи, в этом весь высокий смысл Великого Поста.

Сорокадневный Пост предшествует церковному празднику Пасхи и является особым временем работы над собой, искреннего разговора в глубине сердца о своих ошибках, временем соборной и частной молитвы. Христиане воздерживаются от любой пищи животного происхождения, соотнося меру поста по благословению духовного руководителя с возможностями организма, не ищут поводов к искушениям в развлечениях, но соразмеряют строгость к себе с любовью к ближнему. Пост также и время малых и больших добрых дел, в которых душа навыкает исполнять заповеди Божии; время заботы о ближних, о каждом нуждающемся в помощи; время прощения, примирения, радости. Это время правильных мыслей о Боге, о себе, о жизни; это духовная весна души, приступившей к покаянию.

Пусть каждый встретит свою Пасху, но пройдет и свой Пост. Потому что без личной жертвы, без собственной Великой Пятницы сораспятия Христу, никто не сможет пережить тишину и собственной Великой Субботы, чтобы затеплить в ней яркий огонек пасхальной свечи воскресшего сердца, своего и идущего рядом.


Иерей Георгий Кириндас

29.02.2020