Русская Православная Церковь Московский Патриархат Борисоглебский Аносин ставропигиальный женский монастырь

Память свт. Филарета Московского


2 декабря празднуется память Московского святителя Филарета. Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский и Коломенский, родился в Коломне, образование получил в Коломенской и Троицкой духовных семинариях. Преподавал в Троицкой духовной семинарии. В 1808 г. пострижен в монахи. С 1812 г. – ректор Санкт-Петербургской духовной академии. В 1817 г. хиротонисан во Епископа Ревельского, а в 1819 г. – Архиепископа Тверского. С 1821 г. и до самой смерти подвизался на Московской кафедре.

Святитель трудился над переводом Библии на русский язык, составил православный катехизис, явился автором множества других ценнейших трудов. О влиянии этого образованнейшего человека не только на церковную, но и на светскую жизнь, говорит хотя бы тот факт, что именно ему было поручено составить окончательную редакцию такого важнейшего документа того времени, как Манифест об освобождении крестьян от крепостной зависимости 1861 г.

С именем Святителя Филарета теснейшим образом связана  история нашей Аносиной пустыни. Святитель от юности глубоко чтил монашество и самую лучшую почву для него находил в общежительстве. За годы трудов на Московской кафедре он учредил 2 скита при Троице-Сергиевой лавре и скит при Саввино-Сторожевском монастыре, обновил и возродил к новой жизни Угрешу, создал миссионерское общежительство в Гуслицах, дал самостоятельность монастырю Бобреневу, его рукой насаждены женские общежительства Одигитриевское, Бородинское, Влахернское, Крестовоздвиженское. В то же время он усердно поддерживал прежние общежительства на Песноши, в Берлюках, в Голутвине, в пустынях Давидовой, Екатерининской, женское в Серпухове. Но особенно видна душа этого истинного любителя монашества в деле устроения Аносина Борисоглебского монастыря, который стал первым в этом сонме возросших под омофором Владыки обителей.

Еще не будучи Московским архиереем, в качестве члена Священного Синода, обратил он внимание на дело будущей Аносиной обители и всячески благоприятствовал ему. Взойдя же на Московскую кафедру, он уже через год благословляет открытие в Аносине общежития, лично участвует в открытии оного, собственноручно составляет для него Правила. Еще через год при активном ходатайстве Владыки общежитие это обращается в монастырь. А игуменией, благодаря отеческой заботе и настойчивости Святителя, поставляется учредительница княгиня Мещерская, столь близкая по духу Архипастырю и вполне разделявшая его взгляды на монашество. Первоиерарх неоднократно лично посещал Аносино - как для освящения вновь возводимых храмов, так и для назидательной беседы с матушкой и сестрами. Глубоко почитавшая его настоятельница и сама нередко посещала своего благодетеля. Сохранились воспоминания о трогательном эпизоде, ярко характеризующем как образ мыслей Владыки, так и уклад жизни в тогдашней Аносиной пустыни. Как-то на приеме у Архипастыря игумения Евгения встретилась с настоятельницей некоего Московского монастыря. Святитель, окинув взглядом щегольский наряд московской игумении и грубое, почти убогое одеяние аносинской, усадил смущенную Матушку Евгению рядом с собой на диван, а московской игумении велел постоять, дабы не измять рясы.

Милостивое отческое внимание Владыки сохранялось во всю жизнь Матушки Евгении. Не оставило оно Аносинской обители и после блаженной кончины ее Первоначальницы, особенно же с тех пор, как игуменство приняла внучка матушки-основательницы игумения Евгения (Озерова).

До конца своих дней свт. Филарет принимал самое живое участие в судьбах ее благочестивых насельниц, из которых многие были поставлены настоятельницами для других монастырей Московской епархии.

28.11.2017