Русская Православная Церковь Московский Патриархат Борисоглебский Аносин ставропигиальный женский монастырь
  • Главная
  • Статьи
  • Неделя 4-я Великого поста. Преподобного Иоанна Лествичника

Неделя 4-я Великого поста. Преподобного Иоанна Лествичника


Синаксарь 

Стихи:

Хотя и телом жив, но умер (миру) Иоанн;
И вечно жив (душой), — умерший, бездыханный.
(С)оставив «Лествицу» (из тридцати ступеней),
он показал нам путь своих же восхождений:
ведь умер Иоанн в тридцатый день (весенний).

  В возрасте шестнадцати лет, будучи уже совершенным по разуму, Иоанн принес себя самого как непорочную жертву Богу, поднявшись на гору Синай. По прошествии еще девятнадцати лет он пришел на поприще безмолвия, в пяти стадиях (восьми верстах) от храма Господня. Достигнув обители Палестры на месте, называемом Фола, Иоанн провел там сорок лет, горя Божественной любовью, непрестанно распаляемый ее огнем.

  Вкушал он все, что не возбранено иноческим уставом, но весьма умеренно, через это премудро сокрушая гордость. Но кто в состоянии передать словами источник слез его? Спал он столько, сколько необходимо было, чтобы ум не повредился от бдения. Все течение жизни его была непрестанная молитва и безмерная любовь к Богу. 

  Столь богоугодно подвизаясь, Иоанн написал книгу, названную Лествицей, в которой изложил учение о спасении, и, исполненный благодати, достойно почил о Господе, оставив и многие другие сочинения.

  Его молитвами, Боже, помилуй и спаси нас.


Из предисловия к «Лествице»:

   Всем, поспешающим написать имена свои в книге жизни на небесах, настоящая книга показывает превосходнейший путь. Шествуя сим путем, увидим, что она непогрешительно руководит последующих ее указаниям, сохраняет их неуязвленными от всякого претыкания, и представляет нам лествицу утвержденную, возводящую от земного во святая святых, на вершине которой утверждается Бог любви.<…> Взойдем, умоляю вас, с усердием и верою, на сей умственный и небошественный восход, начало которого — отречение от земного, а конец — Бог любви.



«Во свет невещественный и умопостигаемый от безотрадности мира вещественного взойдя, Иоанн преподобный, молитвами Твоими ко Господу меня просвети. Как воздержания сладостью насытившийся, отринул ты наслаждений горечь: потому лучше меда услаждаешь, отче, наши чувства. Взойдя на высоту добродетелей и низменные наслаждения презрев, ты явил собою сладость спасения, преподобный отче, стаду твоему»

Триодь Постная



  В четвертую неделю Великого Поста вслед за поклонением Честному и Животворящему Кресту Святая Православная Церковь постановила поминать преподобного и богоносного отца нашего Иоанна, описателя Лествицы духовной. Но почему же приводится нам на память именно преподобный Иоанн, а не другой какой святой? Для того, чтобы мы в течение поста и наших молитвенных подвигов имели перед глазами живой пример человека, достигшего духовного совершенства, великого наставника и не забыли о необходимости каждому христианину изучать его богодухновенную книгу «Лествица духовная», в которой   он изобразил все христианские добродетели в той постепеннос­ти, как они должны утверждаться в человеке, дабы привести его к единению с Богом и чтобы нас понудить через это к самоисправ­лению.

  С такой же целью, чтобы уничтожить в нас пагубное чувство саможаления, Святая Церковь поминает в пятое воскресение препо­добную Марию Египетскую, которая, несмотря на свою долголет­нюю   греховную   жизнь,   достигла   духовного   совершенства ревностным самоисправлением. Вспоминая этих подвижников благочестия, все наши сомнения о возможности нам достигнуть христианского совершенства при наших недостатках и слабых си­лах должны поневоле уступить явному доказательству, что при ис­кренней вере в Слово Божие и при нашем желании можно соделаться чистым телом, сердцем и умом и даже праведным и святым. «Еже аще что можете веровати, вся возможна верующему» (Мк. 9, 23), — сказал Господь наш Иисус Христос несчастному отцу, про­сившему исцелить его бесноватого отрока, о котором читалось се­годня в Святом Евангелии.

  Жизнь преподобного Иоанна малоизвестна. Как избранник Бо­жий, он с юных лет возлюбил Господа, но никто из его учеников не упоминает о том, кто были его родители, где он родился и воспиты­вался. По их словам, преподобный Иоанн был выдающимся чело­веком по дарованиям, способностям и образованию. Шестнадцати лет он оставил мир и удалился на гору Синай в монастырь, чтобы жить под руководством опытных и боговдохновенных старцев. В его жизнеописании сказано, что уже тогда он был тысячелетен ра­зумом и на Синае достиг такого совершенства, что имел душу как бы без разума и воли, совершенно свободную и сиявшую небесной простотою. По кончине своего наставника, стремясь еще к боль­шим подвигам, преподобный Иоанн решился наложить на себя обет безмолвия, для чего избрал невдалеке от храма Господня удоб­ное место, где и провел 40 лет. Пост и молитва возвели его на высо­кую степень чистоты и сделали сосудом особенных дарований Божиих — прозорливости, дерзновения в молитве и чудотворений. Когда же Синайскому монастырю надо было избрать настоятеля, то вся братия единодушно упросила преподобного Иоанна вернуться в обитель. Во время настоятельства он и написал свою книгу — «Лествицу духовную», в которой изобразил весь путь к христианскому совершенству и как надо постепенно совершенствоваться для на­шего спасения.

  Может быть, возлюбленные, некоторые из вас предполагают, что преподобный Иоанн составил свою «Лествицу» исключительно для монахов, а не для светских людей, так как нет ничего общего между жизнью вашею, т. е. отцов и матерей семейств и светских мо­лодых людей, и жизнью монахов, затворников, пустынников и безмолвников? Поэтому-то «Лествица» никем не читается в миру и ею никто не руководствуется в светской жизни.

  К сожалению, так мыслят многие христиане! Но, возлюблен­ные, разве Святая Церковь постановила поминать сегодня препо­добного Иоанна только монахам, а не всем православным христи­анам? Разве постановления Церкви могут быть неосновательны или погрешительны? Хотя между жизнью светских людей и мона­хов мало общего, но, однако, все христиане должны восходить по одной лествице духовной в дом Отца Небесного и при одинаковых условиях. Все мы отличаемся друг от друга внешним видом, звани­ями, положением, одеждами, но правосудие Божие требует, чтобы все входящие в Царство Небесное, в обитель праведников и святых, походили друг на друга внутренними качествами, добродетелями, чистотою душ и праведностью. Следовательно, у всех христиан цель жизни одна: достигнуть спасения и для того совершенство­ваться духовно.

  От монаха требуется: отречение от мира, послушание или жизнь не по своей воле и безмолвие, или стремление быть в серд­це своем наедине с Богом. Но разве не требуется то же самое и от светского человека? Рассмотрим, для чего инок удаляется в мона­стырь или пустыню? Для того чтобы избежать соблазнов, чтобы было легче следить за собой, для борьбы со страстями, чтобы пре­бывать в молитве и учиться простой, суровой жизни. Но разве светские люди не обязаны так устраивать свою жизнь, чтобы им можно было избегать соблазнов, опасных сообществ, безнравст­венных зрелищ, пустых разговоров, чтобы они могли посещать храмы, исполнять молитвенные правила, бороться со своими страстями? И светский христианин должен ради спасения отречь­ся от пагубного, развращенного мира, погибающего в гордости, самолюбии, сребролюбии и забвении заповедей Божиих. А кто оставляет греховную жизнь и борется со своими страстями, тот делает то же, что монах, расстающийся с миром и поступающий в обитель.

  Почему монахи-подвижники стремятся приобрести совер­шенное послушание и для этого отдаются в волю настоятелей, старцев и руководителей? Потому что иначе нельзя выучиться ис­полнять заповеди Божии. Но разве послушание и исполнение за­поведей Божиих не одинаково обязательно мирянам? Чтобы вы­учиться этому, светские люди должны себя отдать в волю своих духовных отцов.

  Наконец, должны ли миряне безмолвствовать? Конечно, нет, от­ветят многие. Но я не говорю о наружном безмолвии, ибо и мона­хи трудятся в монастыре, исполняют разные обязанности, служат и помогают светским людям, а следовательно, не безмолвствуют. Су­ществует другое безмолвие, которое необходимо как монаху, так и светскому человеку: это безмолвие внутреннее, т. е. стремление быть в своем сердце наедине с Богом. При этом человек углубляет­ся в самого себя, разбирается в своих мыслях и действиях, пребы­вает в непрестанной молитве и памятовании о Боге. По апостоль­скому слову, мы все должны непрестанно лицезреть сердечными очами Христа Спасителя, т. е. везде: в доме, на улице, в постели, во время работы и отдыха, и учиться у Него смирению, любви, терпе­нию и покорности. Кто так живет, тот безмолвник и пустынник, хо­тя и пребывает в миру (по епископу Феофану (Говорову)).

  Итак, возлюбленные, каждый из нас не только может, но и дол­жен сделаться подражателем преподобного Иоанна и изучить его боговдохновенную книгу — «Лествицу духовную». Это необходимо для нашего спасения, и потому Святая Церковь нам напоминает о том сегодня. Стоит только пожелать потрудиться, потому что вся возможна верующему! Аминь!

 

Священномученик Серафим (Чичагов)    


24.03.2017